Зачем кобыле Томос?

Я представляю Украину как молодую с буйным необузданным  характером кобылку, которая вырвалась на свободу из российского  имперского стойла и лихо резвится на бескрайних степях и просторах от Карпат до Черного моря.

Этот «осколок» советского стада, оставивший без наездника и конюхов виде КПСС, КГБ и прочих институтов  власти, быстро привык к свободе и заметно одичал. Лошаденка с завидной регулярностью сбрасывает всех  наездников, которые пытаются ее оседлать и объездить. Брыкается, постоянно ждет дармового овса, и  готова сбросить любого кто заставит ее работать или еще  хуже,  делать что — то осмысленное или последовательное. Она лихо отбивает все попытки загнать себя опять в московское стойло, но и не спешит идти пастись на Елисейские поля ввиду своего скверного характера.

Последний наездник подковал ее, одел в сбрую, пытался выучить ее европейской выездке, даже освятил Томосом. Но вечно недовольное жизнью животное, проявило свой необузданный норов и полное нежелание работать над собой, сбросила  наездника, подставив седло  новому ездоку, артистично пообещавшему обходиться с ней более ласково. Не держать на голодном пайке, правда, не обещает, потому что конюхи — олигархи, которые  заменяют друг друга при смене очередного наездника, в этом не  заинтересованы. Привыкшая жить впроголодь кобыла, им выгодна. Тогда большую часть овса можно себе оставить.

Да, и главный конюх — наездник, соседней имперской конюшни доволен поведением кобылы: попрыгает, попрыгает кобылка на свободе, да и вернется в имперское стойло. Овса, правда, дают там  мало, но и работать не надо.

 Вот и задаю себе вопрос:

—  «Зачем кобыле Томос, если наездник еврей?»

Об авторе Remov

Мне кажется, что внутренняя свобода человека начинается с ироничного взгляда на мир, на политику и на самого себя. Ирония, ведь не претендует на истину, просто с ней легче жить. Юрий Ремов. Юрий Ремов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.