Июльское утро

Чей — то громкий голос разбудил меня в палатке в Алуштинском лесу. Он буквально гремел на фоне тишины утреннего леса, и слова звучали с какой — то особой, очень хорошей дикцией:

  • « Сравню ли с летним днем твои черты?
    Но ты милей, умеренней и краше.
    Ломает буря майские цветы,
    и так недолговечно лето наше ». Мы, трое студентов, приехали отдыхать в Крым. Денег у нас было немного и чтобы сэкономить на жилье, взяли напрокат три спальных мешка и палатку.
    Добравшись до Алушты, поставили палатку на берегу моря. Развели костер, поужинали «завтраком туриста», запивая его крымским дешевым портвейном.
    Однако ближе к ночи, с насиженного места нас согнали пограничники. В конце 70-х в Крыму с этим было строго. Международная обстановка, видно, не позволяла. Турция рядом, мало ли что. Пришлось нам идти ночевать в ближайший к автовокзалу лесок.
    Установив при лунном свете кое — как и кое — где палатку, уставшие с дороги и от всех этих передряг с военными, мы завалилась спать.
    И вдруг этот голос, так некстати, разбудивший меня утром. Первым делом я подумал, что злоупотребление вином привело меня к столь печальным последствиям для моей психики.
    Однако затем, окончательно продрав глаза, я открыл шторки палатки. Она была установлена на берегу пересохшего ручья, который мы и не заметили ночью. А на другом его берегу, за редкими кустами, скрывалась зелёная полянка. На ней под теплыми лучами утреннего июльского солнца, ходил кругами, толстый, лысоватый и абсолютно голый мужчина. Одной рукой он весело размахивал трусами, а в другой держал листок, с которого декларировал текст.
    Я разбудил своих друзей и мы, с опухшими от сна и портвейна лицами, выглянули из нашего укрытия. И стали наблюдать эту интересную,
    для нас, картину. В конце концов, мы не выдержали и разразились громким смехом и аплодисментами. Человек на поляне видно не ожидал столь бурных оваций от вдруг объявившейся публики. Он быстро надел трусы и растворился в близлежащих кустах. А мы в приподнятом настроении начали собираться идти к морю.
    Через некоторое время, уже находясь на службе в армии, я отдыхал в палатке после бессонной ночи на посту. И вдруг меня разбудил уже знакомый голос, и знакомые фразы напомнили мне о Крыме, море, вине и прочих удовольствиях гражданской жизни.
    Я протёр заспанные глаза и выглянул из палатки. На входе стоял транзисторный приемник, по которому шла трансляция какой-то постановки. А в зените светило и обжигало меня июльское, ярко – белое, афганское солнце.
    « Сравню ли с летним днем твои черты? »
    Кто его знает, подумал я, глядя на окружающие меня враждебные горы.

Об авторе Remov

Мне кажется, что внутренняя свобода человека начинается с ироничного взгляда на мир, на политику и на самого себя. Ирония, ведь не претендует на истину, просто с ней легче жить. Юрий Ремов. Юрий Ремов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.